netdogg (netdogg) wrote,
netdogg
netdogg

  • Mood:
  • Music:

Шкатулка мелочей: "Монетка" первая. Сахарная вата

Детство – это свет в начале туннеля

Д. Пашков, библиограф

== == == == == == == == == == == == == == ==

Больше двух десятков лет в том, что с советских времен принято называть «стенкой», среди нескольких старых бумаг, нескольких журналов, медицинской карты с потрепанной картонной обложкой, бок о бок со старой механической печатной машинкой хранится у меня одна примечательная вещица. Шкатулка. Довольно приличных размеров - не миниатюрная. Черное дерево, внутри обитое чем-то мягким и шершавым коричневато-оранжевого цвета. На крышке красивая гравированная металлическая пластинка с изображением некоей женщины в лучах солнца. Возможно, репродукция какой-то неизвестной мне картины. Возможно, просто попытка оформителя стилизовать эту шкатулку под произведение ремесленного искусства с добавлением сюжета под старину. В шкатулке той ничего невероятного в общем-то не отыскать. Скопилась там целая груда монеток. Затронутые окислительными процессами медяки 80-х, 70-х, 60-х, а некоторые и более ранних годов минувшего столетия. Массивные металлические рубли с «орлами», так похожими на вождей революции, которую современная молодежь с заглавной буквы в сочинении не напишет, и «решками» с огромной цифрой «1», вдвое превосходящей габаритами рубль настоящего времени.

Эта шкатулка наполнялась долго, старательно, терпеливо. Эта шкатулка – шкатулка, в которую по одной-две сыпались из детских ладошек медные и не только кругляши, пополняя создававшуюся с какими-то своими, детскими, целями. Это была мечта однажды накопить столько-столько, что можно было бы целый день есть мороженое в стаканчиках из коробок, в которых дымился сухой лед, пить «шипучку» из автомата у продуктового магазина неподалеку от дома, кататься до головокружения на сталкивающихся машинках в городском «Луна-парке», есть сахарную вату и… не стоять в очередях за солью и сахаром, не вымаливать у родителей купить дорогущую книжку… много «не», о которых и не думалось даже. Просто по одной-две бережно складывавшихся в копилку «прекрасного далеко» монет. С непонятным горизонтом инвестирования. С непонятной, но радужной мечтой о каком-то оттягивавшемся розовом дне.

А потом было возвращение из школы домой и включенный телевизор, показывавший танки, стрелявшие в Белый Дом… И Олимпиада, и лыжные гонки… И очень многое… И непригодная ни для какой покупки горсть, многие горсти, целая большая шкатулка монет… Розовый день не наступил, уступив пальму первенства суетливым, серым, странным временам. В эти времена было детство, которое при всякой его голопузости у любого жителя нашей планеты скорее всего вызовет улыбку, из под чьего света проглянет неуловимое взрослыми руками Счастье. Неизменно остающееся в прошлом голопузое Счастье. И пускай в нем будет единственный за много лет поход в кинотеатр и два похода в цирк, а кому-то и подобых мгновений не записать в биографию, но и тот, и другой скорее всего улыбнутся. Я – случайно наткнувшись на шкатулку, много дней, недель и месяцев как отметившую свое совершеннолетие, ты – невзначай открыв фотоальбом с черно-белыми воздушными шариками на потусневшем снимке. И полетят твои шарики – там, под мечтательно сомкнушимися ресницами. И зазвенят мои монетки – одна-две, падая со взрослой ладони. И вспомнится. Точно так же, многочисленными, незначительными, казалось бы, деталями. Со стороны. И только лишь «казалось бы». Только лишь просто потому, что и шарики, и черно-белое маленькое существо на детском фотопортрете, и пресловутые монетки – современники Счастья. А оно нередко обретается в мелочах, которые не вытрясти из абсолютного большинства авто- и просто биографий, написанных и подколотых в какие-то там «личные дела». Да и последние-то в последние-то годы не вытрясти из шкафов канцелярских отделов по работе с персоналом и тому подобных подразделений так, чтобы на кафель или линолеум упало что-нибудь кроме трудовой книжки, пары-тройки приказов, копии диплома и нескольких справок. А ведь в мелочах… Может, о них тогда? Чтобы не остались несправедливо забытыми.

*** *** ***


Детей нет, есть люди

Я. Корчак, писатель и философ

== == == == == == == == == == == == == == ==

«Монетка» первая. Сахарная вата

По первости впечатлений, пришедшихся еще на советскую эпоху, на «восьмидесятые», эти белые, оранжевые и розовые пышные лакомства на палочках, которые можно было обнаружить завистливым взглядом у гуляющих в парках, прежде всего поблизости от мест расположения развлекательных аттракционов, тут и там напоминали о себе редким для самого себя и оттого жутко желанным удовольствием. Известно, по меркам всякого малолетнего сластены и кило мороженого мало, покуда не распробует и не объестся до посинения. Последнего родители традиционно не допускали, а отсюда вечный дефицит приятных ощущений и липкой сладости на пальцах, облизываемых розовощеким мальчуганом. Вот сейчас ничего особенного, а тогда, в том самом далеком-предалеком, сахарная вата - это что-то всерьез манящее. На длинной палочке пушистое и легкое, липкое и сладкое-сладкое маленькое счастье.

На какое-то время, в 90-е, сахарная вата совершенно пропала в общественных местах Рязани. Думалось, надолго ли тоска такая. Оказалось, надолго. Успел уж вырасти из детских штанишек и потерять к ней тот захватывающий душу интерес, как свершилось возвращение героини былого. Как бы свершилось, ибо все уж не с тем вкусом и ощущением, попросту не то во всей совокупности дарившегося этой самой ватой счастья. Грешным делом подумаешь: «Не то это, не то…» - и поймешь старшее поколение: вспоминающих…

Вместе с сахарной ватой на память не менее настойчиво приходит другое лакомство, имя коему козинаки. С чего бы, трудно сказать. Пробовал я его только раз. Так, чтобы обезуметь от удовольствия, не распробовал - не было его, этого удовольствия, какого-то особенного. А вот что-то запомнились. Хорошая погода, карусели, сахарная вата и козинаки, которые мелькали под «грибочками» на тарелочках посетителей луна-парков той эпохи. Ну а газировка из автомата - это, как и все самое главное, на потом. На сейчас, то есть. В 300-400 метрах от дома располагался продуктовый магазин с фирменным названием "Продукты". Поход туда в бытность мою четырех-пяти-шестилетним представлял собой важное и многозначное путешествие. Если, разумеется, завершался успешным взятием бастионов, подкупавшихся за 3 копейки. Медный кругляш в щелочку автомата с газировкой, стоявшего на улице, - и на тебе вожделенная пузырящаяся жидкость! Какое наслаждение только от самого процесса наполнения стакана, традиционно граненого!

Очереди. Помню некоторые их разновидности, по признаку того, где они образовывались. Первый вид очередей - это то, что формировалось из живой массы советских граждан в помещениях ЖЭУ. Стояли там за сахаром, солью, мукой. Продукция выдавалась по талонам, заменявшим деньги. Людей в очередях было ого-го сколько, в связи с чем томиться приходилось по несколько часов. Это чувство тоски и скуки, длившееся по ощущениям чуть ли не вечность, незабываемо. А когда наконец-то подходил черед моих родителей получать в обмен на крошечные бумажки пакеты или мешки всяких разностей, наступал миг счастья - теперь домой! Дом - место родное как-никак. Но при этом, покуда родители уходили за продуктами или еще по каким делам в одиночестве до какой-то поры оставаться там не желал (почему, читайте ниже), всюду аки хвост следовал за старшими.

Что это так дома не сиделось? А то, что опасался проявления активности каких-нибудь потусторонних сил в лице домовых, привидений, а то и вовсе инопланетян, покуда одиночествовал. Посему, покуда не отходил пару классов в школе, включенный свет в комнате, где сиживал Ваш покорный, а также в примыкающем к ней коридорчике - было делом обязательным. Виной всему тяга к историям обо всем этом, книжкам с рассказами якобы от имени очевидцев и участников подобных встреч с непознанным, бабушкиным страшилкам. Бабушка моя Варвара Михайловна любила рассказывать мне истории такого рода. То поведает историю о домовом, застигнутом ее братом в конюшне за заплетанием косичек лошадям, то одну из многочисленных историй о вредных для психического и физического здоровья последствиях гаданий. Знание огромного числа всевозможных проявлений деятельности "иных" в нашем бренном мире жить спокойно не позволяло. Вот и беспокоился о том, что там в углу за старым огромным телевизором: не бесенок ли какой али еще чего.

В этом плане много отчетливых воспоминаний. Вот, к примеру, сидишь дома один и слышишь какой-то шум из коридора за дверью в квартиру. Мало ли что - в большинстве случаев мы не обращаем на такое внимание. Но в детстве я обращал еще как! И обеспокоенный притаскивал стул из кухни (не мягкий, с обивкой на месте для сиденья, а в чистом виде деревяшку-"фанеру"), забирался на него и высматривал не пойми что в дверной глазок. Ну, а до чего довысматривался, друзья мои, об этом давайте, кинув следующую «монетку», и пока та будет звенеть, обретая свое место на лакированной поверхности тридцатилетнего стола, я успею поделиться этими и, быть может, какими другими «вспышками прошлого». ;-)

Tags: memories
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • "Лавр" - Е. Водолазкин

    Где-то роман наследует Эко. Антуражем, погружением фантазии в исторические глубины. Где-то вспоминаешь Митчелла. В книге границы времени для героев…

  • Псков и Пушкиногорье | Воронич, Тригорское, Петровское

    Мы пришли сюда пешком, убедившись своими глазами, что Псковщина по праву считается одним из самых полюбившихся аистам регионов России. Шесть с…

  • Секундочку! Вы живы!

    Еду себе по вечерней пятничной Москве и не подозреваю, что это время - время волшебников, которые потому и волшебники, что совершают волшебное.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments