November 7th, 2009

Dmitrey Komarov

Paranormal Activity // Царь

Пробудившись в 8:40 утра, понял, что сегодня меня ждет 2 фильма за один присест в кинотеатре. Поскольку времени до первого сеанса было немного, отправился на стоянку и обнаружил, что дороги и подъезды к ней с одной стороны перекрыты работниками стройки одного жилого комплекса словно для моего царского одинокого выезда в пункт назначения без помех и такого же спокойного возвращения: без очереди в мини-пробках и прочая. В кинотеатре сервис продолжен. На бонус-карте баллов оказалось достаточно для посещения в ближайшее время какого-нибудь фильма не за наличку, а "на халяву". И оба полученных мною у кассира билета - по одному на каждый фильм - были на одно и то же место в одном и том же кинозале. Менеджер зала не могла не сдержать улыбки, узнав меня перед вторым фильмом. Дык, по-царски так по-царски. Но время, собственно, о кино молвить.

"Паранормальное явление" - фильм, поставленный очень даже неплохо. Интересно убедиться в том, что не только миллионные бюджеты способны давать впечатления. Стилизация под съемки самими участниками событий видеокамерой удалась не хуже "Монстро". Инноваций в картине, правда, нет. По большому счету, все это просто еще один вариант того, как расстановка сил, положений, последовательность событий может заменить капиталоемкие визуальные технологии. И вариант, как я уж обмолвился, достойный. Буду неоригинален, если скажу, что кроме всего прочего максимальный эффект от просмотра наверняка будет не в кинозале, а если Вы приобретете DVD и сядете смотреть фильм в одиночестве ночью у себя дома. Интригует развитие событий. И помогает этому простота съемочного поля. И самые сочные моменты - это взгляд в темноту и напряженное ожидание, извечно один из сильнейших шокирующих зрителя факторов. Разочаровал только финал. Бог с ним с бюджетом - идея в общем-то окупает лучше любых ресурсов, но вот на самой-то идее в самом финале прогореть, оказавшись уже попросту банальными, - это в пассив создателям фильма.

"Царь" Павла Лунгина впечатлил. Пошел смотреть фильм исключительно по одной причине. Возведенный недавно в ранг блюстителя нравственности и православного духа в России православной церковью за "Остров" своим таковым возведением усомнил меня в чем-то, отчего я не смотрел названной картины. Больно много пафоса и громогласного патриотизма чудилось в словах разных полюбивших "Остров". Новомодная пелена перед историческим взором, зачастую уводящая от реальных тягот жизни в минувшие столетия монархической России, казалось, была где-то и там сокрыта. Но, увидев, необычно гневные отзывы тех же православных на фильм об Иване Грозном "Царь", предположил, что скорее ошибся, и Лунгин вероятнее никуда не делся. Просто снял историю о духовном пути, превознеся того, кого и другие в угоду "мейнстриму", рады бы. А тут, когда речь зашла об истории человека, неспроста получившего второе имя Грозный, которого РПЦ неоднократно пытается инициировать в святые, причислив к таковому лику, предположил, что мы увидим как раз таки не самого святого героя на экране. Так и оказалось. Иван Грозный показан как человек с болезненной психикой, страдающий от искушений властью и одновременно бремени ответственности за державу, раздираемую внутренними проблемами и внешними врагами. Самодержец, ушедший со сцены и оставивший страну, ввергшуюся во многом и по его вине в Смутную эпоху, в картине совершенно не похож на святого и в то же время не демонизирован. Отнюдь. Это человек страдающий, повторюсь. Человек, лишивший себя верного окружения, заместив его цепными псами. От картины остается долгий инверсионный след в трех образах. Первый - это падающий крест церкви, так похожий в своем падени от и до на падавшие в эпоху репрессий 20 века, но падающий в эпоху правления того, кого многие представители церкви не против назвать святым. Второй - это образ митрополита Филиппа, созданный Олегом Янковским. Блистательно сыграно! Третий - это на фоне ощущения именно исторического реализма времени кровавого террора, развязанного царем, совершенно одинокий человек на престоле по всему фильму и как апофеоз - в его завершении, шепчущий: "Где же мой народ?" Не стоит, право слово, критично смотреть на чудеса, являемые свыше в картине. Это вопрос веры, который не должен вычеркиваться из того, без чего не представить ни одного веровавшего ранее и верующего ныне. Не стоит и критиковать звукоряд, постановку битв и прочая. Это картина не ставит целью  быть зрелищной и не нуждается в средствах зрелищности, если главное, что ищет зритель - это еще один сложный взгляд на человека, каковым является всякий царь и во всякую эпоху.