January 26th, 2011

reading avatara

Irwin Weil: "Tale of 2 Cities & a Country Home" (lecture 17)

Семнадцатая лекция профессора Северо-Западного университета США Ирвина Вейла из цикла "Классика русской литературы" носит название "Лев Николаевич Толстой" (предыдущая начинает рассказ о Л.Н. Толстом). 

Формат: я за рулем + аудиокнига на английском + дома краткий пересказ наиболее примечательного через пост в ЖЖ. Стиль пересказа flash: то, что было интересно и (или) внове услышать. Главная цель: отметить общую логику и редкие или вовсе не встречающиеся в нашей традиции преподавания моменты (судя по личному опыту, т.е. субъективно) зарубежного подхода в лице конкретного исследователя.

==================================================================================================

...Когда я начал изучать русский язык, самая первая вещь, которую я прочитал, была "Война и мир"...

...Для меня это произведение обладает очень, очень особенной аурой... Этот роман обширен и рассказывает, в частности, об аристократии, людях - дипломатах, чиновниках, принцах и других представителях известных в европейском мире слоев. Я был поражен тем, что я узнал этих людей лучше, чем узнаю обычных людей в обычной своей жизни! Толстой - невероятный маг, чья колоссальная сила воздействия на воображение позволяет одушевлять персонажи очень по-особенному, очень живо, уникально... В русском языке этому есть название "колдун"...

Ирвин Вейл рассказывает о времени, которое подготовило к появлению роман "Война и мир" Толстого, о конце правления Николая I, о проявлении иных новых тенденций в политической сфере. Вейл даже предлагает сравнить подошедшее вслед за эпохой Николая I время с перестройкой Горбачева. Профессор обозначает термин "гласность" по-русски и старается дать ему буквальный перевод на английский ("voication"). Вейл говорит о том, что само слово "гласность" появилось именно в эпоху Александра II. И это знаково.

Ирвин Вейл говорит о попытке Толстого выявить глубинные причины и предпосылки "декабрьского акта гражданского неповиновения" русских аристократов. И в поисках этого он подходит ко временам Отечественной войны 1812 года, сыгравшей огромную роль в проникновении французских идей в страну и сформировавшей ту реальность в стране, что и вывела государство к такой реакции ряда его граждан. Вейл рассказывает о возвросшей роли французского языка, пытается дать ему русское звучание в некоторых случаях. Цитирует, например, одну фразу: "Здрасьте, здрасьте, садитесь и рассказывайте!" Сначала произносит ее на французском, а потом проговаривает по-русски, и заключает, что аристократия могла говорить вполне себе простецкие вещи, даже вещи смешно звучащие на родном ее языке, но будучи произвенесенными по-французски они выглядели как-то не так, как говорят крестьяне. Это, по словам Вейла, очень метко оттенял Толстой многими своими вставками на французском в текст "Войны и мира".

Продолжая рассказ, Ирвин Вейл говорит о границах комильфо для света того времени, для русской аристократии того времени. С этого он понемногу начинает представляет не первостепенных, но некоторых героев второго плана из числа аристократии, промелькнувшей в романе Толстого. И постепенно подходит к более и более важным. Первая из них дочь князя Василия "прекрасная Елена", la belle Helen, чье имя само по себе перекликается с именем Елены, ставшей причиной для вооруженного конфликта из древнегреческой эпохи, известного нам как Троянская война. И конечно, речь идет о двух браться, "один из которых хуже другого".

...Толстой сделал замечательный штрих, что типично для его изобразительного искусства. Так, он говорит про одну из геронь, что она представляла французского аристократа словно прекрасный ломоть ростбифа, который Вы видите на блюде и который отдает даже эпатажем. Но, говорит он, если бы Вы увидели этот ростбиф на кухне, Вы бы к нему не прикоснулись! Снова - разница между представлением и физической реальностью...

Здесь же Вейл представляет Пьера Безухова, как человека, "который сразу же ломает представленую картину аристократического комильфо", нарушая правила высшего света. Лектор передает, сколь велико влияние революционных идей, которые почерпнул из европейской среды Пьер. И далее - Андрей Болконский, который будто "крепость", который "знает себе цену".

...Интересно, что заметна очень большая близость путей взросления Андрея и Пьера. Речь о развитии, проходящем сквозь весь роман, когда оба вырастают. Это та самая одна из великих особенностей Толстого, его характеров: как его герои растут, взрослеют. Они начинают с молодых людей, затем становятся старше и ближе к "материи", совесм как взрослеют люди в настоящей жизни!..

Следующая героиня - маленькая княгиня Болконская. Вейл говорит о ее внешней красоте, о ее милом образе, но не менее того передает и другое восприятие маленькой княгини: "совершенная пустышка". Ирвин Вейл говорит о разочаровании этими Пьером, а продолжает словами о том, как Пьер смотрит на войну с Наполеоном. Вейл вспоминает здесь слова самого Пьера о том, что тот не хотел бы воевать в войне с Наполеоном, в которую он сам бы не верил. На что, как процитировал снова Вейл, ему ответил Андрей Болконский: "Если бы люди воевали лишь в тех войнах, в которые они верили, мы бы не имела дела с войнами вообще!" И с улыбкой Вейл передает ответ на это Пьера: "Прекрасно!"

Последующий пересказ некоторых сюжетных ходов затрагивает тему Петербурга и тему Москвы. Вейл описывает два разных по духу города. Город Петра, являвший собой дом и дворец аристократического света, и город - дом куда менее европеизированного общества, более приближенного к другой России общества Москвы. "Там говорят очень медленно, там старые церкви, колокола и свечи..." - добавляет московский контраст к северной столице Вейл. Здесь настает черед графа Ростова и его семьи. Вейл говорит о его нерационализме в материальном плане, отличном от комильфо Петербурга, который тем не менее не помешал детям быть очень хорошими. Первейшим характером Вейл выделяет Наташу, этот "образец женственности в русских глазах, в русской литературе". Вместе с Татьяной Лариной из "Евгения Онегина" для Ирвина Вейла это два "великих женских образа XIX века". Наташа Ростова словно "компас в сторону цельности, способности к бескорыстной любви".

...Невозможно не любить Наташу! Если Вы не любите Наташу, не разговаривайте со мной!..

Далее - брат Наташи, Николай. Интеллект, честность, взламывающая комильфо высшего света. Но о Николае совсем мало. Вейл снова возвращается к Наташе, которой по его многочисленным комплиментам, следующим далее, он словно признается в любви. Он так и делает, в этом мало сомнений. И только после очередного прилива нежности к Наташе Вейл возвращается к ее братьям, на сей раз - к Пете.

...Толстой восхитительным образом давал штрихи семейного быта... Семья - очень важная вещь для Толстого, одна из непреходящих ценностей... Вы действительно ощущаете семейную жизнь в этом романе...

После того, как Вейл обозначает два разных места, важных в контексте романа: Москву и Петербург, - он вводит в свой монолог еще одно: Лысые Горы. "О, Русь!" - снова слышим мы слова по-русски от чикагского преподавателя. Он знакомит нас с отцом Андрея Болконского и его дочерью Марьей Николаевной Болконской. Вейл смеется со всей добротой сцене из романа, где по советам француженки разодетая Мария Болконская публично упрекаема своим отцом за безвкусицу. "Когда я думаю о подобном, я пытаюсь представить, как же отец может сделать что-то из этого рода. Такова была натура ее отца", - размышляет Ирвин Вейл. Но "Толстой позволяет нам заглянуть в ее характер глубже". И Вейл добавляет потрясающие штрихи о готовности Марьи к самопожертвованию. Говоря о ее добром характере и светлой душе, когда обрисовывает упомянутую готовность к самопожертвованию, Вейл конкретизирует то самое самопожертвование, то, ради кого оно: "Я не люблю говорить о человечестве, ибо это абстракция. Это не Человечество - это индивидуальности, это люди. Помните, как Достоевский говорил: "Я люблю человечество, но я терпеть не могу людей!" Марья совсем не такая. Она пытается дать комфорт и красоту всякому окружающему..." Вейл говорит о том, что Марья понимает всем сердцем, что обиды от ее отца следут рассматривать в свете того, что им движет сильнейшая к ней отцовская любовь.

...Вы чувствуете любовь между ними, не лежающую на поверхности. Неописуемо как Толстой заставляет это проходить по всему роману...
watching avatara

За снежок "ответите", господа рязанские чиновники!

Еще не прошло 28 дней, которые необходимы для окончательного подведения итогов, как мое обращение в Администрацию г. Рязани уже набрало достаточное для письменного коллективного письма количество голосов поддержки! Это приятно. Пока меня поддержали 52 человека. До завершения голосования остается еще примерно пара недель, так что то, что уйдет к нашим городским чиновникам, не сомневаюсь, будет поддержано еще большим числом граждан.

Тему, которую я поднял в своем обращении, сегодня в который раз чуял брюхом служебного (да и личного тоже) автомобиля. Уборка снега настолько примитивна и бесполнезна, фрагментарна и показушна даже, что реально никакого толкового эффекта от нее город в целом даже и не чувствует. Две полосы сливаются в одну, на ул. Полевой сегодня машины вообще разворачивались, ибо не могли проехать, садясь брюхом. Аварии и т.п. - это вообще дело неизбежное. Один сегодня на круговом перекрестке зацепил сугроб и протаранил забор, видимо после того, как его развернуло по инерции. Было и еще кое-что. Забавное до безобразия.

Когда ехал на работу видел на ул. Вознесенской (около перекрестка с ул. Ленина) снегоуборочную машину, пытавшуюся подлаться под сугробчик один. Через 10 минут я был в офисе, а еще через 15 минут снова проезжал мимо этого места. Сугробчик был нетронут, а снегоуборщика как не бывало! Матом сказать по этому поводу? А хочется-то как! Млиииииин! Но низя.. буду старатьсо...

Итак, жду завершения подписной кампании по моему обрщению, вслед за которым буду ждать письменного ответа рязанских чиновников о том, что же они делают и будут делать по вопросу уборки снега. Поводов молчать у них будет меньше, ибо сам Дмитрий Анатольевич Медведев "велит" прислушиваться им. На сайте "Демократора" сейчас висит приятное сообщение о том, что ООО "Демократор" направило письмо Президенту Российской Федерации Д.А.Медведеву (исх. № 1-5-2010 от 23.11.2010 г.) с просьбой поддержать проект "Демократор" и рекомендовать руководителям министерств, ведомств, региональных органов власти и органов местного самоуправления использовать информационную систему "Демократор" в качестве современного механизма работы с публичными обращениями граждан и организаций. Письмом № А26-05-854716 от 27.11.2010 г. Администрация Президента РФ уведомила ООО "Демократор" о поддержке проекта и соответствующем поручении.

Если кого заинтересовала идея проекта коллективного подписания (присоединения к, точнее) писем в адрес чиновников и прочая, забегайте на сайт сего прожекта. Милости просим! И про Вашего непокорного не забывайте тада! ;-)