March 19th, 2011

running avatara

Limitless // Rango

Утренняя бессонница давно не выгоняла меня в кинозал - сегодня ей это удалось. Что из этого вышло? Два сеанса: кинофильм "Области тьмы" и мультфильм "Ранго".

Кино. "Области тьмы" отличаются интересными визуальными находками, связанными с движением видеокамеры и монажом. С первых и до последних минут действие будет во многом выплывать на эффектный уровень именно благодаря им, а вовсе не за счет - да, так именно и считаю - актерских способностей исполнителя роли первого плана. Вот Роберт Де Ниро, тот умеет держать марку всегда и не красоваться перед камерой. Но его роль была второплановой, и Де Ниро явно не хватало в значительной части кусков киноленты. Фильм в результате стал неглупым развлекательным видео. Видео, подчеркиваю.

Мульфильм. "Ранго". О, вот это куда лучше! Можно, думаю, взять и записать в столбец "недостатки" сего творения то, что в нем собраны громадные массы штампов и трафаретов из киновестернов, а также пародий на сей жанр. Но, благо, все случается на анимационной площадке, а она - эта площадка - создана с высочайшим уровнем качества не только визуальной картинки, но и соединения всех кадров в единую последовательность. Мультфильм, таким образом, перевоплощается в анимационное кино, годное к применению в качестве пародийного и проблемопостановочного оружия. Легкоузнаваемый Вегас по ту сторону дикой природы - это прямое социальное видео, произведшее на меня легкое и при этом трудноизгладимое впечатление натуралистичности противопосталения человека и природы, пройдясь по страницам моих воспоминаний о пребывании в штатае Невада летом 2010 года. Анимированное кино - пародия, комедия, социальный statement.
reading avatara

A. Weinstein: American Fiction & the Individualist Creed (lect. 1)

В декабре прошлого года я впервые попробовал послушать записи лекций о литературе на английском языке серьезных преподавателей с мировым именем - так было интересно узнать о необычном для российской педагогической и идеологической традиций. Самое начало было положено опытом знакомства с выступлениями "доктора философии" Университета Брауна, Ph.D. Гарварда Арнольда Л. Вайнштейна об американской беллетристике ХХ века. Отчет о том был изложен в двух постах: о первых впечатлениях и об общих впечатлениях. Тогда я не приводил краткого изложения наиболее примечательных, отличных от встречавшихся мне в России приемов, тем, выводов. Это было сделано позднее, во время знакомства с лекциями еще одного американца, из Чикаго, профессора Ирвина Вейла (Арвина Уайла - в оригинальной транскрипции) о русской классической литературе. И этот опыт нашел заинтересованного читателя. Не в виде комментариев отмечавшегося в моем ЖЖ, но в виде звонков, писем по e-mail и т.п.

И вот спустя какое-то время я решил продолжить это славное начинание. Тем более, что это полезно для поддержания уровня знаний английского, занятия по которому пока все никак не начнутся в лингвистическом центре в силу технической паузы, связанной с переездом и т.д. И возобновлю я все это дело, пожалуй, с общими словами изложенного курса "Американская беллетристика ХХ века" Арнольда Л. Вайнштейна. Формат в сравнении с циклом, посвященным курсу Ирвина Вейла, претерпит небольшие изменения. О нем - краткая постоянная "присказка", которую см. ниже.

Нижеследующий текст - опыт краткого пересказа наиболее любопытных мыслей, выхваченных мной из цикла лекций "Американская беллетристика ХХ века" Арнольда Л. Вайнштейна, преподавателя Университета Брауна США, Ph.D. Гарвадского университета. Курсив по тексту соответствует дословной цитате слов преподавателя. Простой текст - изложению некоторых ярких мыслей. [ Текст в квадратных скобках ] - мои собственные заметки. Так как большая часть произведний, о которых идет речь мне собственно не знакома, то - обещая познакомиться с какими-то в будущем - на данном этапе полагаюсь на понимание тех, кто знает о сюжетах не понаслышке. Мой уровень знаний английского пока может предполагать некоторые ошибки в понимании тех или иных поворотов речи лектора.

Лекция первая: "Американская беллетристика и личные убеждения".

== == == == == == == == == == == == == == == == == == == == == == == == == ==

...Я хочу прочесть курс, в котором будут собраны книги, через чей текст можно будет проследить нас самих, наши ценности, наше непреходящее и приходящее...

Я жил в Швеции какое-то время тому назад. В европейской культуре очень заметно воспитание человека, с самых детстких лет, начиная с того, что новый гражданин общества убеждается в причастности его к группе, к обществу. Ему говорят, оглядывайся на свои решения - ты прежде всего один из коллектива. Что примечательно, такого не встретишь в американской системе образования. Вы можете быть, кем хотите, кем Вам представляется нужным быть. Вы - уникальны, Вы особенны, Вы - то, что Вы хотите сами.

...К лучшему или к худшему все это, эти оценки индивидуализма, этих свобод есть одни из важнейших в нашей литературе...

Наш с Вами язык является одним из инструментов общения, налаживания диалога с окружающим миром, с его границами, с его понятиями о свободе и дозволенном. Наша литература очень во многом отражает тем самым языком то, как мы с Вами становимся или становились свободными.

...Центральный игрок в этой драме о свободе - индивидуальность, личность. Это то, что подчеркивает нашу веру в право на частную жизнь, что определяет место наших взглядов в мировом масштабе, в том числе для людей, приезжавших в эту страну в поисках свобод...

Я хотел бы начать упоминание имен с имени, ставшим почти богоподобным для нас. Я имею ввиду Уолта Уитмена. Уолт Уитмен - это космос, человек со всевозможными его проявлениями.

[ Уолт Уитмен - американский реформатор поэзии, живший в XIX веке. Его вклад в литературу высоко оценил И.С. Тургенев ]

Уитмен ставит в качестве меры всего - человека. Это более не бог, не короли, не закон. До того иные культуры производили все это, но не сейчас. Это новое творение. "Я есть множественность. Во мне множество всего. Противоречу ли я сам себе? Ни в коем случае! Я большой. Я вмещаю множества!" - говорит Уитмен.

Другой важной фигурой является Мелвилл. "Моби Дик" - история о божьем создании - ките, о попытке вырваться за грани маски общества человека. "Не говорите обо мне, благослови меня! Ибо я ударю и по солнцу, если то причинит мне вред!" - слышим мы в этом протест личности.

Демократия - новая форма этого феномена - произвела на свет новую форму литературы. Вспомним еще одного человека. Ральфа Уолдо Эмерсона. "Настаивайте только на самом себе. Никогда не имитируйте что-то!" - писал Эмерсон.

[ Р.У. Эмерсон - американский прозаик XIX века, ставший духовным отцом для либералов страны, в т.ч. - Г. Мелвилла ]

Один на один с природой - в этом заложены многие зачатки американской литературы ХХ века. Вообще литература XIX века заложила очень многое в современную американскую культуру. "Гекльберри Финн", например. Один из многих, составляющий сей ряд "фундаментальных" работ позапрошлого века. От всех современных серьезных книг мы можем вернуться к их первоистокам в предшествующем им веке.

...Всемогущая личность - это миф, который не умрет никогда. Несмотря на то, что мы все больше узнаем, каков это миф, насколько это миф... Продолжение этого - "американская мечта", мечта о свободе от обстоятельств, о свободе конструирования собственного пути в мире...

[ Арнольд Л. Вайнштейн называет фамилии, о творчестве которых он планирует говорить в последующих лекциях ]

Многие творцы, о которых мы будем говорить, писали о попытках человека, личности выйти за рамки общественного конструктива.

...Вы бы не могли вырастить "Гекльберри Финна" или Уолта Уитмена в Европе...

Социальные условия после наполеоновских войн в Европе со временем привели европейскую литературу к состоянию, в котором ярчайшим образом не личность и индивидуум окрашивает политику и социальный быт, но, напротив, - социальные условия и политические ветры - окрашивают быт человека. Романы вообще - потрясающая картина любой эпохи!

Романы - это та картина реальной истории, которую в учебниках никогда не встретишь. Потому я настаиваю на непреходящей роли книг в познании американской, в частности, истории. Генри Джеймс, Фитцжеральд. Как много можно увидеть в их положительных героях, например! Что именно? Хотя бы то, что неважно внешнее, по крайней мере - не настолько уж важно. Гораздо важнее наше собственное стремление, наш способ говорить, быть, действовать.

[ Генри Джеймс - американский писатель XIX века, с 30-ти лет живший в Европе и увлекшийся идеями романов Тургенева ]

...Мало завоевать свободу - это мы узнаем из развивающейся американской литературы, - надо еще продолжать двигаться, оставаясь свободным...

Литература всегда отражает окружающее. Оттого она всегда важна как свидетельство.
Dmitrey Komarov

Wikileaks: 5 939 of 251 287 cables

Выполняя решения XIX съезда партии, сибирские станкостроители стремятся
увеличить производство тяжелого оборудования, снизить вес машин,
повысить их качество. Конструктор т. Шмаков добился того, что теперь
продольно-строгальный станок "7288" весит на десять тонн меньше,
чем прежде. Конструкторы тт. Каплии, Михеев, Долгин, Белкин и другие
внесли существенные изменения в несколько типов прессов


58 лет тому назад, газета "Труд", № 68 от 19.03.1953 г.стр. 1

== == == == == == == == == == == == == == == == == == == == == == == == == == ==

2007-06-18, 13:01. Индийская сторона в достаточно твердой форме провела переговоры с представителем коммунистического движения Непала, одним из главных маоистов страны. Индийские дипломаты жестко высказались о том, что не будут толерантны по отношению к попыткам маоистов захватить мэйнстрим на внутриполитической арене Непала. 2006-09-22, 11:11. Премьер-министр Непала убеждает американскую сторону в том, что на все попытки маоистов войти в правительство и в дальнейшем, возможно, легализовать свои вооруженные формирования будут пресекаться им всеми силами.