September 9th, 2012

reading avatara

Г.Ф. Лавкрафт на бумаге

Читать с листа знаменитого мистика и мистификатора от литературы ужасов Г.Ф. Лавкрафта (о его акустическом восприятии я уже писал не самым серьезным образом ранее) доставляет по меньшей мере удовольствие того же рода, что и всякий высококачественный текст вне зависимости от жанровых пристрастий того, кто держит книгу открытой. Определенно считаю себя вправе утверждать, всякий любитель и почитатель жанра мистики, хоррора и мистификаций должен и поставит работы американского автора на выгодное место своей книжной полки. Касательно тех, для кого просто важная качественная художественная литература, совет: это тот пример произведений о сверхъестественном, что также неплохо бы иметь в личном читательском багаже. О жанре имеет смысл рассуждать, будучи знакомым с лучшими и знаковыми представителями его. Так и с Лавкрафтом и литературой, в плоскости жанровой традиции коей лежат его творения. Называть ли это классикой в еще более широком смысле, вопрос, на который я отвечаю, что это пример классически отточенного элитарного качества в массовой литературе. По своей стилистике работы Лавкрафта напомнят язык Конан Дойла: авантюрные обороты и образы англосаксонской старины перекликаются друг с другом. Но самое сильное у Лавкрафта - это изобразительный почерк, использующий звук. Читая его прозу, ты проговариваешь слова вольно или невольно. Выдуманные боги, миры, народы, сущности - все это фонетически подогнано в достаточно ревербирирующих формах: сознание октликается на эту красивую мистификацию, овеиваемую звуковыми волнами, возможностями языка. И Лавкрафт отрабатывает достаточно яркие, броские, краткословные образы понятийного плана. Вместе со звуком-мистификатором, проявляющимся в именах нарицательных, это несколько осредневековленное и чуть эллинизированное где-то даже описательное активно формирует в необходимой степени простые до гениальности обороты речи вроде бы массовой литературы, однако с участием потрясающей талантливости руки художника. Звук и образность, мистифицированные и мистифицирующие, - ради них и благодаря оным Вы точно что-то подчернете в прозе Лавкрафта. И еще раз повторюсь, любителю жанра это сразу же станет родным и высшим, а остальным ценителям литературы вообще - достойным образчиком удачной эволюции в истории жанра.