May 1st, 2017

reading avatara

Отпуск + Шоу, Бальзак, Мариенгоф, Воннегут

Книги отпуска сложились в знаменательный ряд. Начало, в котором часто сложно поверить, что уже позади денежно-кредитные отношения между людьми, звучало автобиографическими словами Мариенгофа из его книги "Циники". Тот самый "Пир во время чумы". Его очередное - из бесконечного ряда - воплощение. Это будет интересно как иллюстрация времени, иллюстрация последствий революции как конкретной, так и многих из. Герои же, наверное, скажем, лишь очерчены, лишь окантованы, лишь подсвечены тусклыми лампами. Без многочисленных приемов, без задачи дать их внутреннее - здесь зеркало, которому противна внешность. Затем - прекрасный отпуск, королевские сады, весна, музеи, искусство, вечное... И возвращение с улыбкой Бернарда Шоу и его "Деревенского сватовства" о той самой Англии. Ей богу, так женятся джентльмены. Прекрасное, светлое, какое-то правильное и улыбающее исключительно английским юмором произведение. К тому же там то, к чему часто уезжаешь в мыслях: провинция, приютившая аристократа. С улыбкой продолжаем читать. Бальзак и "Неведомый шедевр". Совпадение месяца. Едва встречается фамилия Никола Пуссена, перед взором снова проходят ряды его картин в Национальной галерее Лондона. И улыбка грациозно меняет температуру и краски. Здесь уже творчество, ответственность творца, гений творца, умение видеть и неумение замечать, что видишь, а что нет. И еще вдумчивее второе имя, точнее - фамилия. Френхофер. И точно прочтешь в энциклопедии... А финал буквально вот он... Курт Воннегут и "Механическое пианино". О мире, которому хочется объявить хотя бы словом "нет" свое нежелание играть по всем его правилам. И не сыграть. Антиутопия или антиреализм, спустя более полувека от создания автором с трудом определишься. И определишься ли с собственным ответом миру? Good Bye, отпуск... Время прекрасных книг и открытий...