June 10th, 2017

friendship avatara

У них было больше земли под ногами

В этом есть совсем иной захватывающий и решительный поворот в сторону от истории Анны Карениной, которая удостоилась многочисленных экранных образов. В этом есть то, чему еще (к лучшему, думаю) не привелось стать мемом - дурная метка времени - и в некотором роде брендом кинолитературного качества. "Обрыв" Гончарова едва ли не в каждом герое находит что-то близкое да не такое, исходившее страницы других классик других авторов. И его "Обрыв" это где-то даже больше почвы, больше пыли, от почвы той происходящей и взметенной в воздух межсезонным порывом атмосферного вихря. Это то Там, где вместо телефонного трезвона появлялись голоса и появлялись на расстоянии не более человека друг от друга... Нота тех слов и абзацев длящаяся, падающая и снова длящаяся. Как нота осени. Произведение, в котором завершилась весна. История, из-за страниц которой выглядывает влажный и рыжий рябиновый лист...

И хочется поверить в возвращение... И кто-то словно слышит, и появляется "Лев"... Немало внимания кинокритиков... Внимания, завоеванного самым что ни есть простым: добротой. Почти волшебство. Почти сказка. И все же в той мере "почти", которой довольно, дабы восхититься нестраничным рассказом как былью. Вот тогда длительно плывущая в стылом воздухе от шага к шагу нота медленно проникает во дворик, не продуваемый сезоном малообещающего дождя. И теплеет, и поднимается выше, к кронам, в которых прячутся уцелевшие цветы...