April 25th, 2019

Dmitrey Komarov

Год смерти Рикардо Рейса

Океан. Знаешь ли, где я? Привитое, быть может, слаженными усилиями saudade и за пределами видимого с берегов многомиллионного города не оставляет, самодовлеюще пронизываясь в угольное ушко старых улиц. Голос у него тихий, но сделай паузу в перемене мест подошв и сможешь заметить волны звуков от одной еще не замененной оконной ставни до второй. Момент доступности умерших по ведомостям душ. Приятный солнечный день на окруженной бескрайними водами маленькой суше. Туристы. Отели. Откалывающаяся от остова обещанных долгими лет европейская архитектура. Напоминает о тех, кто доплыл. Напоминает о тех, кто не смог или не захотел (пунктик для споров любителей и профессионалов) отплыть. А ведь даже не век, а века...

Памятник Камоэнсу, им почитаемому автору родной нации. С венком на голове. Почему? Спорные страницы биографии из числа так и не раскрытых? Или традиция из числа тех, до которых моей лени было не с руки дотянуться в энциклопедиях? В небольшом парке на половине пути к одной из самых высоких точек здешних географических координат. А о ком я, простите? О давшем жизнь гетерониму Рейсу? Пессоа? Сарамаго? Сам Рейс? Или Португалия, которая доплыла и не смогла ли, не захотела ли (напоминаю, что здесь кроется пункт для желающих порассуждать) отплыть, обретя себя?

Океан. Самый просторный из существующих. Во всяком случае на планете, что почитается как обитель нашей цивилизации. Ты определенно знаешь. Счастье, что в тебе довольно места для уходящих кораблей.


Запись сделана с помощью m.livejournal.com.