December 10th, 2020

missing avatara

COVID-19 | близкая смерть

Пятнадцать часов назад не стало человека, об истории битвы которого с коронавирусом я написал совсем недавно. Посреди дня, услышав о произошедшем, я стою на автобусной остановке подле людей с масками на подбородках и без масок и понимаю, что чем дальше, тем меньше терпим к их самоуверенности. Я смотрю на людей и думаю, что кто-то из них, быть может, уже стал призрачным убийцей, не зная об этом, но будучи тем, кто принес смерть своим поведением. Я поднимаюсь по ступенькам в салон автобуса, ухожу подальше ото всех в угол и зажмуриваюсь, не желая видеть эти взрывы хохота, зевки, грудной кашель курильщиков, эти глаза с оттенком "кто в маске, тот трус" и каким-то мелководным наполнением во взглядах. Да, это эмоции, да, рассудительно я скажу через час или день иначе, но чем дальше, тем меньше во мне терпимости...

А человека не стало. Где его призрачный убийца? Сколько месяцев его маске на подбородке, с каким блеском глаз он выдыхает морозный пар в салон маршрутного такси? Не знаю. Знаю только, что тот, кого не стало, не дожил двух месяцев до пятидесяти лет, оставил совсем юношу сына. Знаю, что двери "красной зоны" захлопываются на вход и выход строго для одного: либо один и вернешься, либо не вернешься и тоже один. Без родственников у изголовья. Без любящих взглядов. Без слез в шаге от... В полном сознании... Один... До последнего удара сердца, которое не выдержало многодневного удушья. А потом, когда тебя не становится, твои родственники будут собирать поминальные мешки с продуктами, потому что поминальный обед невозможен. А потом, когда ты прекращаешься, твое материальное не пустят на порог церкви - только на улице, и снова из-за того, что невозможно стало все это для тех, кого пометила тьма меткой коронавируса. А потом, когда сосчитается, сколько же приедет с тобою проститься, поймешь, что каждый второй в страхе за себя из-за все той же метки - чума, новая чума... Дикое ощущение одинокого ухода человека... И до, и после отделяемого обществом от живых чуть ли не колючей проволокой... А режет эта проволка до слез и глубоко-глубоко...

Когда не стало моей мамы, уже были привычными эти новые материальные заборы между живыми и мертвыми. Помня, как я мог дотронуться до отца, я и не подозревал, каким холодом повеет распоряжение стоять поодаль от матери только на том основании, что она прошла через морг... Что же за стена между ушедшим менее суток тому назад человеком, убитым коронавирусом, и живыми, если до последнего будет стоять вопрос, допустят ли прощание с открытым гробом или не допустят? И что же все эти люди без масок, смелости которых хватает лишь на то, чтобы отказаться от кусочка материи на лицах? До чего они запутались...

Хочется верить, что за "забором" есть продолжение. И звезды. И счастье. И красота. И нет боли. И нет смерти. Больше нет.

P.S. Врачам "красной зоны" ОКБ благодарность. Вы сделали все, что могли. Увы, мироздание бросило кости по-своему...
shooting avatara

Cujus regio, ejus lingua

Наблюдение. За почти полтора десятилетия жизни этого блога в нем появилось почти 2,5 тысячи записей с более, чем 10 тысячами комментариев к ним. Изредка (едва ли не раз в год-два) случалось, что я блокировал возможность оставлять свои мысли здесь отдельным пользователям из рода "троллей" и им подобной братии, но словом "систематически" это даже близко было не назвать. И вот пришел 2020 год, принесший смерть моим родителям, прошедшийся небывало широким доселе острием умирания по членам семей коллег, друзей и родственников. Этот год не мог не отразиться на содержании здешних заметок, подписанных мной, ведь эта уютная ЖЖшка как была, так и продолжает оставаться прежде всего личным дневником: с его событийным из биографии, что временами только под замком найдешь, с его рупором личных мнений и сомнений со всей их публичностью. И именно в этом году я притянул в свой блог своими постами не одного, а многих, чьи слова оказались достойны цензорной гильотины. Почти во всех случаях - в ветках с рассказами о смертях людей.

Могу представить, но не могу понять, я бы так выразился. Из какой душевной и сердечной гнили произрастают комментарии к словам о трагическом уходе из жизни человека, в которых комментирующие радуются этой смерти, говорят "так и надо", начинают учить философиям "станешь старше и поймешь" и "ничего не изменишь, дурак, своими попытками изменить систему" (а эти комментаторы вообще ведь не знают, сколько я уже изменил, какой реально прожил путь, но мантию судейскую с таким счастьем надевают)?

Хейтеры не умирают и не болеют? Они никогда не жалеют о своих словах и не вспоминают их? Хейтеры получают изуверское и психически нездоровое наслаждение, думая, что ранят? Увы, но на самом деле они добиваются другого: до некоторого предела я позволяю их позициям быть публичными хотя бы с целью того, чтобы мир видел, до чего доходит иной человек, но за лично и субъективно определяемым пределом эти комментарии просто уходят в небытие, не причиняя никакой боли, ибо жалко не себя и тех, на кого нападают, а больных, как мне кажется, и психически, и нравственно комментаторов.

К слову, примечательно еще одно постоянное и особенное явление среди заводчиков ненависти. Это люди, вбрасывающие негатив анонимно, и люди, которые делают это на короткое время, добиваясь реакции автора блога, а после просто удаляя свой комментарий. Помимо одного нездоровья психики еще и другое дело: трусость и легковесность интеллекта, не способного семь раз отмерить прежде, чем отрезать? Бедные духом люди. Жалко их. Уйдут в бан и продолжат скитаться от блога к блогу, выискивая того, кто поведется на их искалеченную тягу к троллингу и т.п. И при любом объеме вызванных ими реакций продолжат быть одинокими и больными.

Очень хорошо, что личный блог - это пространство, в котором каждый его ведущий имеет право на нетолератность к нечистоте. И очень хорошо, что здесь можно говорить о цензе. Каждому свой уголок виртуальной Вселенной. Cujus regio, ejus lingua.

  • Current Music
    "Глупые люди" - Hi-Fi
  • Tags