netdogg (netdogg) wrote,
netdogg
netdogg

  • Mood:

Irwin Weil: "A Poet Contrasts. Talent vs. Mediocrity" (lecture 6)

Шестая лекция профессора Северо-Западного университета США Ирвина Вейла из цикла "Классика русской литературы" носит название "Поэтические контасты. Талант против посредственности" (предыдущая посвящена декабристам и этому периоду в творчестве Пушкина). 

Формат: я за рулем + аудиокнига на английском + дома краткий пересказ наиболее примечательного через пост в ЖЖ. Стиль пересказа flash: то, что было интересно и (или) внове услышать. Главная цель: отметить общую логику и редкие или вовсе не встречающиеся в нашей традиции преподавания моменты (судя по личному опыту, т.е. субъективно) зарубежного подхода в лице конкретного исследователя.

==================================================================================================

Вейл с самого начала напоминает о предыдущей лекции, затрагивавшей тему произведения "Борис Годунов", и говорит о том, что в годы завоевания этой работой известности сам Пушкин уже был знаменитостью.

...Он был очень хорошо известен. Так, например, даже полиция при случае обращалась к нему "Знаменитый мистер Пушкин"...

Профессор делится сведениями о предложении императора внести коррективы в "Бориса Годунова", от которого Пушкин отказался. Далее Ирвин Вейл переходит к рассказу о Смутном времени, обрисовывая ту реальность, реакции народных масс, после чего возвращается к жизни самого поэта.

...Даже для Пушкина, легко почуствовать, его образ жизни не мог продолжаться беспрерывно. Ему необходимо было остановиться с азартными играми, выпивкой, соблазнением жен. Ему было почти 30, и он решил жениться...

Вейл цитирует Пушкина: "Вот я и достиг 30-летнего возраста и пишу прозу, и вынужден спать, ух, в кровати для двоих, один". Профессор рассказывает о выборе Пушкина, Наталье Гончаровой. Последняя была из семьи, ипытывавшей трудности материального плана, как и семья Пушкина. В день свадьбы ему перешла дорогу черная кошка, как рассказывает лектор, и суеверный Пушкин, едва взяв кольцо, бросил его. Вейл восхищается красотой процессии, инсценировку которой он видел в Москве на 200-летие со дня смерти поэта. Затем мы узнаем, что Пушкин столкнулся с тем, что заставлял испытывать сам мужей чужих жен. Наталью Гончарову стали приглашать на императорские балы, ей стал оказывать внимание сам Николай I, тогда как поэт не мог присутствовать там. Чтобы обойти это он получил чин камер-юнкера, униформу которого он не переносил. Вейл уделяет много внимания изображению балов и околобальных событий Петербурга, называет современное нам имя дирижера Гергиева, в творчестве которого есть примеры музыкальных работ, использовавшихся для инсценировок таких балов.

Ирвин Вейл рассказывает о появлявшихся в те годы произведениях Пушкина, в частности, о "Моцарте и Сальери", отражавших внутреннюю и не только борьбу поэта. "Моцарт - это божий сын в музыке, его музыку ему диктуют небеса..." Вейл снова запевает ("Там-там-тадам-там!"), переходя к пересказу событий произведения. "Он же гений, как ты да я, а гений и злодейство - две вещи несовместные..." - произносит исследователь, все более и более углубляясь в размышления.

...Пушкин, как Вы помните, высоко оценивал свой талант... считал себя Моцартом девятнадцатого столетия, и это ярко выражается в "Моцарте и Сальери"...

Профессор Северо-западного университета США говорит о встрече поэта Мицкевича и поэта Пушкина, о том как первый помогал второму с польским языком. Мицкевич искал убежища в России. Вейл улыбается восхищению Пушкина Мицкевичем, выражавшимся в том, что Пушкин даже воскликнул как-то, что ему сложно сравниться с этим поэтом. Вейл улыбается ровно потому, что Пушкин называл себя Моцартом своего века.

Эпиграмма "Египетские ночи", Чарский. "Единственная привилегия, которой может насладиться поэт, - это поэтическия лицензия," - вкладывает в уста Чарского собственную ироничную мысль русский классик. По словам Вейла, Пушкин признает, что "нормальный поэт живет в беспорядке", что незнакомо подлинной аристократии. "Толпа не имеет права диктовать поэту его поэтические права - он должен выбирать то, что желает!", - цитирует Вейл Пушкина и уважительно говорит: "Только представьте это!" - напоминая о специфике писательского творчества в советские годы.

Повышенное внимание к происходящему в "Египетских ночах" уделяет Ирвин Вейл, подчеркивая ближе к завершению лекции, что Пушкин в этом произведении, в "Моцарте и Сальери" делает свои собственные утверждения о таланте и посредственности. "Пушкин убежденно причисляет себя к стороне гениев, противостоящих посредственностям", - в результате закрепляет мысль профессор. Здесь же профессор говорит о том, что неотделимый от света, который давал ему в Петербурге так много для его жизни, его творчества, Пушкин считал этот аристкратический свет "эссенцией посредственности".
Tags: literature
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments