netdogg (netdogg) wrote,
netdogg
netdogg

  • Mood:

Irwin Weil: "The Generetaion of The Karamazovs" (lecture 14)

Четырнадцатая лекция профессора Северо-Западного университета США Ирвина Вейла из цикла "Классика русской литературы" носит название "Поколение Карамазовых" (предыдущая - о внутреннем мире преступника в "Преступлении и наказании" Ф.М. Достоевского). 

Формат: я за рулем + аудиокнига на английском + дома краткий пересказ наиболее примечательного через пост в ЖЖ. Стиль пересказа flash: то, что было интересно и (или) внове услышать. Главная цель: отметить общую логику и редкие или вовсе не встречающиеся в нашей традиции преподавания моменты (судя по личному опыту, т.е. субъективно) зарубежного подхода в лице конкретного исследователя.

==================================================================================================

Начало лекции Ирвин Вейл ведет с того, что после публикаций "Преступления и наказания" в 1860-х гг. в жизни Достоевского наступает и другой период, время 1870-х гг.: конфликта с ортодоксами православной церкви. Достоевский, по словам Вейла, ясно осознал для себя необходимость сказать нечто в этом мире возрастающей силы атеизма и реакции его противников. С этой целью он вернулся к той художественной форме, что была распространена в давней истории России: здесь Вейл напоминает о своей лекции, где рассказывалось об описании жизни святых. Вейл говорит о двух типах святых: святых с самого своего детства, послушных, благонравных, любимых родителями и окружающими, а также о тех, кто изначально рвал оковы своего мира, был плохим, непослушным, ломал себя сам, ломал окружающее, помогая себе и ему меняться или задумываться об изменениях к лучшему. Достоевский, по словам Вейла, признающегося, что причин такого его поведения не знает, в своем сыне Алексее видел одаренного человека, одаренного талантом того же рода, что и его отец. Желание быть близко ребенку владело Достоевским очень сильно. Но случилось страшное: на глазах у родителя мальчик умер в конвульсиях. Есть предположение, что это эпилепсия, унаследованная от Достоевского. Достоевский был настолько уничтожен, что Анна Григорьевна забрала мужа в Оптину Пустынь, в монастырь. Здесь Федор Михайлович встречает старца Амвросия.

...Очевидно, Амвросий был прекрасным образцом психолога, знавшим как обращаться со скорбящими. И когда Достоевский вернулся к обычной жизни, его душевное здоровье заметно улучшилось...

Вейл говорит о том, что отец Амвросий обрел литературный образ, стал прототипом в работе Достоевского "Братья Карамазовы". Речь идет об отце Зосиме. "Многое из опыта и переживаний Достоевского 70-х гг. преобразовалось в литературный опыт... очень многое было связано с Алешей..." - делится профессор.

...Роман посвящен Анне Григорьевне, его второй жене. Мне кажется совершенно ясным, что без ее любви, без ее существования подле него, без всего сделанного для него ею, бывшей на два десятка лет моложе своего мужа, без всего этого, я сильно сомневаюсь, в возможности того, чтобы Достоевский написал эту великую вещь...

Вейл уделяет внимание эпиграфу произведения, представляющему собой цитату слов другого человека. Вейл рассказывает о продолжающихся временами спорах, кто же из четверых братьев в романе есть главное действующее лицо для Достоевского. И сам же отвечает, выбирая Алешу Карамазова. "Достоевский сам говорит, что это Алеша. И я тот, кто склонен доверять автору. Знаю многих людей, пытающихся утверждать обратное, но не лучше ли знает сам автор, с его-то интеллектом и талантом?" - отрезает лектор.

Вейл не начинает рассказ о сюжете "Братьев Карамазовых", покуда не представляет еще нескольких героев. Причем за исключением отца братьев Федора Павловича уделяет значительное внимание лишь Дмитрию, а об остальных поначалу предпочитает умолчать. Затем говорит о Смердякове, произнося слово "юродивый". Вейл снова говорит о фокусе внимания, сходящемся на Алеше. Он отмечает "замечательный факт" того, что "это зло Карамазовых" (глава семейства) замечает в Алеше доброе начало, ясное начало (по поводу "ясного" парой минут ранее Вейл уже успел вспомнить и Пушкина, его "ясную" музыку поэзии, светлоту и гармоничность). Затем следует образ матери, Ракитина. И все без изложения сюжета, по-прежнему.

Ирвин Вейл пересказывает диалог о том, как братья отвечают на вопрос, есть ли Бог. "Слишком широк человек - я сделал бы его уже", - цитирует он. Одной из сильнейших сцен Вейл считает встречу Алеши и Ивана, когда на свет выходят pro et contra. Рассказывается о землевладельцах, жестоко обращающихся с крестьянами, охотящихся на детей с собаками и другом. И на вопрос брата о том, так что же с таковыми следует делать, Алеша отнюдь не требует жестокой кары, но отвечает иначе: "А-а, искуситель и в тебе есть, брат. Нет, это не значит, что я отклоняю идею Рая или правосудия, я бы предпочел даже вернуть свой билет в Рай, чем заслужить его хотя бы каплей любой чужой крови!" На вопрос, так кто же тогда в силах простить таких преступников, Алеша отвечает, что такая персона есть в истории, намекая на Христа.

После диалога Ивана и Алеши внимание Вейла переключается к рассказу о воскрешении Христом ребенка. И тут же на вопрос к слушателям, могут ли они представить себе церковного представителя, устами которого говорит тот самый Иисус-воскреситель: "Арестовать его! Он еретик!" Вейл развивает тему противостояния идее инквизиторов: не насильственно приходить к вере, но по любви, по свободному выбору, не ради чудес, а по открытости сердца. Несколько минут проходит за рассказом истории искушения Христа с несколькими цитатами по-русски: "Не хлебом единым живет человек" и др. "Неужто воображение твое столь пострадало от реальности, что не воспринимает фантазию", - улыбаясь передает слова Ивана в ответ на недоумение Алеши профессор.

...И тот, кто думает, что у Достоевского в дополнение к глубине нет еще и чувства юмора, более чем неправ...
Tags: literature
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments