netdogg (netdogg) wrote,
netdogg
netdogg

Categories:

Sula - New Black Woman (lect. 28)

Нижеследующий текст - опыт краткого пересказа наиболее любопытных мыслей, выхваченных мной из цикла лекций "Американская беллетристика ХХ века" Арнольда Л. Вайнштейна, преподавателя Университета Брауна США, Ph.D. Гарвадского университета. Курсив по тексту соответствует дословной цитате слов преподавателя. Простой текст - изложению некоторых ярких мыслей. [ Текст в квадратных скобках ] - мои собственные заметки. Так как большая часть произведний, о которых идет речь, мне собственно не знакома, то - обещая познакомиться с какими-то в будущем - на данном этапе полагаюсь на понимание тех, кто знает о сюжетах не понаслышке. Мой уровень знаний английского пока может предполагать некоторые ошибки в понимании тех или иных поворотов речи лектора.

Лекция двадцать восьмая: "Сула - новая черная женщина" (предыдущая лекция - вводная о творчестве Тони Моррисон

== == == == == == == == == == == == == == == == == == == == == == == == == ==

Несколько слов о героине по имени Ханна. У Тони Моррисон в отличие от иных авторов она выглядит как у себя дома в нашем мире. Она гармонична. На ее примере мы видим возможности простоты, упрощения слов и сближения их с коренными смыслами, на ее примере мы видим и половые специфики, определяющие подчас безграничную освобожденность, раскрепощенность интимной жизни. В ее жизни в принципе нет мужчины. Супруг Ханны умирает, и его смерть упомянута всего-то одним предложением. Ханна - пример женщины, для которой секс играет важную роль, но это удовлетворение находится отнюдь не в одном единственном направлении поиска. В описании Ханны Тони Моррисон использует немало фольклорных мотивов, метафор, олицетворений природных сил (ветра, бурь).

В огненном исходе Ханны нет никаких моральных или эмоциональных расширений. Она горит, ее поливают водой, она словно варится в жаре огня, ее кожа пузырится... Танец огня, варящаяся кожа словно овощи, пузырящееся тело. И обратите внимание, что Сула смотрит на все это примерно так же - не с ужасом, но с интересом. Сама Моррисон с интересом описывает это, показывая только лишь плоть и ее тленность, уязвимость, метаморфозы оной. Моррисон словно рисует две разных истории наподобие Марка Твена с его Томасом Сойером и Гекльберри Финном. Здесь - Ханна и Сула.

...В одном из мест сюжета Сула берет нож и пытается отсечь свой палец. Но боль так сильна, что она останавливается, едва поранившись. На все это смотрят ребята, которым Сула заявляет: "Ну что уставились? Видите, самой себе я смогла только так. Думаете, после этого я способна причинить Вам больше вреда?"...

Первая часть завершается замужеством Сулы на мужчине по имени Джуд. Джуд очень нуждался в том, чтобы о нем самом кто-то позаботился. Он бы принял ее, укрыл ее, дал ей убежище, но "вместе они стали бы одним единым Джудом". Так вот это звучит.

Мы видим поистине неизмеряемую терминами описания поведения женщину. После выхода замуж происходит примечательный диалог, в котором Суле говорят, что той вообще-то пора бы завести детей, на что Сула отвечает: "Не собираюсь я производить кого-то еще на свет сейчас! Мне бы саму себя довести до ума!" Мысли, да? Вы должны сделать детей, чтобы те определили Ваше место, и напротив - не нужно ей это, она хочет определить себя сама сначала.

Что интересно, какое необычное противное для мужчин лекарство от самолюбия можно почувствовать на языке в романе. Героиня Тони Моррисон диагностирует самовлюбленность черных мужчин. И отмечает при этом то забавное, в чем она проявляется и как проявляется. Так, как пример, черный мужчина эгоистичен настолько, что замечает одиночество белого мужчины, но при этом ему подобный черный мужчина остается менее замеченным им. Нужно быть очень не таким же, чтобы мужчина заметил другого мужчину.

...Моррисон признается, что Сула - это экспериментальная жизнь. Она - это эксперимент по ощущению приятного через совершение приятного другим, по ощущению боли через причинение боли другим. Она не имеет центра, вокруг которого вьется ее стебель. Она описана словно художник, не имеющий своего художественного приема, которые (и она тоже) становится оттого очень опасной. Она очень сотворена, придумана...

Такие люди как Сула не знают норм. Единственное, в чем та целостна, - секс. И это не занятие любовью. Это физическое с ощутимым центром в теле свершение для нее. Такое изощренное одиночество, для которого крещендо лишь в сексе.

...Это очень эрозивный характер, не видящий смысла в будничности, проходящей мимо и сквозь нее. Моррисон поместила Сулу в центр книги, дабы проэкспериментировать с таким характером с целью узнать, как же далеко можно уйти с такой натурой, как далеко. Как много утечь может воды, чувственного через такую жизнь...

На самом деле в других произведениях - ни в одном - мы не имеем возможности наблюдать за характером чернокожей женщины, темнокожего человека вне рамок, без рамок, без границ и условностей морально-нравственного порядка. Сула - доведенное до монструозных пропорций создание, страшное порою, но очень и очень по-научному интересное.
Tags: literature
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments